Большие Призы
 
 
 
"Большие призы" Выпуск №39



Персона

Гельмут Марко: Игрок. Часть 3

Томас О’Киф продолжает знакомить нас с Гельмутом Марко, влиятельным игроком Red Bull, и в этом выпуске, в заключительной части, мы обратимся к австрийской F3000, где он стал владельцем команды, и его сегодняшней работе с Red Bull Racing


Грань III: Жизнь продолжается

После такого жуткого увечья, полученного Гельмутом Марко на пике карьеры, молодой австриец мог бы уйти в небытие, если бы повернулся к мотоспорту спиной и вернулся к юридической практике в Австрии, живя себе со своей семьёй в доме в горах Граца, где у Марко никогда не хватало времени пожить, пока он был гонщиком. Его жена вспоминает, что в 1972 году вплоть до мая Гельмут провёл дома лишь 18 дней.

Отель Шлоссберг

Гонщик постоянно в разъездах и живёт на чемоданах – география Марко простиралась от Формулы-1 до соревнований спортивных машин, от Кьялами в ЮАР до Буэнос-Айреса в Аргентине или Себринга во Флориде или близкого к дому Остеррейхринга.

За всеми этими сумасшедшими путешествиями теряется остальная часть жизни, вещи, которые Гельмут Марко любил, но на которые у него было катастрофически мало времени, пока он порхал по земному шару. Однажды, ещё до аварии, он рассказал о своих интересах: «Всё, что мне интересно – отдых с моей семьёй, музыка, живопись, карточные игры, книги». Разумеется, наряду с катанием на лыжах, которым занимается любой богобоязненный австриец, и езда на своём мотоцикле Yamaha по горам недалеко от дома.

Однако путешествия по земному шару не прошли для Марко без толку. Он разработал собственную модель хорошего отеля, и со временем Марко с женой приобрели и построили два небольших роскошных отеля в Граце, Австрии – особенно стоит отметить отель Шлоссберг (обновлённый 450-летний особняк, спрятанный в горах).

Грац – легендарный город Старого света и одна из региональных столиц Австрии. Очень жаль, что мы больше не посещаем Шпильберг и A1-Ring, принимавший Гран-при Австрии, потому что перспектива провести несколько дней в отеле Шлоссберг весьма заманчива. В туристическом справочнике Карен Браун есть его описание: «Расположение Шлоссберг идеально: на берегу реки, всего в квартале от пешеходного центра Граца.

Этот восхитительный, обставленный со вкусом, маленький отель освежает. После вычурной, аляповатой антикварной мебели, которую можно встретить во многих австрийских отелях, Шлоссберг – словно глоток свежего воздуха… Его владелец, доктор Марко, - ушедший на пенсию гонщик. У его красавицы-жены когда-то был антикварный магазин, и именно её прекрасный вкус к простым старинным вещам, преимущественно деревенского стиля создаёт очаровательный интерьер отеля».

Хотя похвалы за внешний вид отеля достаются миссис Марко, Гельмут Марко тоже управляет им между поездками в Зальцбург и гонками. Так что теперь миссис Марко видит мужа дома не 18 дней в году, а по меньше мере каждые полгода. В отелях Марко также налицо его уважение к искусству: молодым художникам разрешается выставлять там свои работы.

Помимо гостиничного бизнеса Марко после аварии мог бы возобновить свою юридическую карьеру, но тихая жизнь окружного судьи в Граце оказалась не для него. Главной страстью Марко оставался мотоспорт, и со временем он вернулся в спорт, не в качестве гонщика, а в качестве владельца команды в формулах более низкого класса, проявив своё мастерство находить и пестовать талантливых молодых гонщиков, коим он сам когда-то был.

Он организовал команду F3000 под названием RSM Marko, с которой ворвался в мотоспорт и которая активно участвовала в гонках в 1990-91 и 1996-97 годах, завоевав пять побед и пять поулов, и вырастила таких гонщиков, как Карл Вендлигер, вырвавшего титул чемпиона Германии в 1989 году в Формуле 3 у наступавших ему на пятки Михаэля Шумахера и Хайнца-Харольда Френтцена; в конце последней гонки у всех трёх гонщиков было равное количество очков, но после продолжительных дебатов между трио, их менеджерами и официальными лицами Вендлигер победил, благодаря тому, что в течение сезона финишировал выше всех.

А в 1990, когда Данике Патрик было восемь лет, Марко уже оказывал поддержку гонщице Эллен Лор на гонке в Ла-Мане за рулём Lola T90, но Лор не квалифицировалась, хотя с 1990 она участвовала в гонках туринговых автомобилей и других сериях, в надежде на следующий год принять участие в дакарском ралли.

В 1996 команда RSM Marko выиграла Чемпионат Формула-3000 с немецким гонщиком Йоргом Мюллером. В 1997 году в команду пришёл Хуан-Пабло Монтойя и финишировал вторым в чемпионате Формула 3000, отстав на одно очко от Рикардо Зонты.

В 1998 RSM Marko выставляли свой болид в Indy Racing League для гоночного аса Дейва Стила, но эта затея была мимолётной; позже Марко снова станет работать в IRL и координировать спонсорство Red Bull, оказываемое Red Bull Cheever Racing Team, команде IRL под руководством Эдди Чивера. (В этом году в Индианаполисе у Чивера и Марко в паддоке проходили важные встречи, где обсуждался вопрос продления спонсорства; несмотря на то, что у Чивера, бывшего гонщика Формулы 1 и победителя гонки Инди-500, во время уик-энда Большого Приза США было много дел, он направился прямиком к Гельмуту Марко, чтобы обсудить дела своей команды в IRL).

В 2001 команду Марко в F3000 окрестили Red Bull Junior Team и приняли под своё крыло ещё одного австрийца, Патрика Фризахера, который четыре года пробивался из Формулы 3000 в Формулу 1 и которому это в некоторой степени удалось, поскольку в начале этого сезона Фризахер выступал за Minardi. (Фризахеру также принадлежит великолепная чёрная Lamborghini на стоянке для гонщиков в Имоле, так что не расстраивайтесь, что сейчас он вне гонок).

Как раз тогда стартовала программа поиска гонщиков Red Bull. Наиболее наглядное свидетельство успеха этой программы – американец Скотт Спид, финишировавший третьим на первом чемпионате GP2 и укрепивший веру Red Bull в США, так что не за горами тот момент, когда мы, наконец, увидим в Формуле 1 американца, 12 лет спустя Большого Приза Италии 1993 года, когда McLaren-Ford покинул 30-летний Майкл Андретти.

И будьте уверены; у этих людей в Red Bull достаточно могущества и личной заинтересованности, чтобы участие американца в Формуле 1 стало реальностью, поскольку это должно стать залогом успеха программы поиска гонщиков Red Bull и добавить рекламы энергетическому напитку, который оказывает поддержку всем гонкам на огромном американском рынке.

Есть ли Гельмуту Марко место в эволюции Red Bull? На его визитной карточке Red Bull Racing нет громких званий, и Марко это устраивает: чтобы обозначить, что он значит для команды, ему не нужны никакие напыщенные надписи типа «Главный вице-президент» после имени. И правда, можете облазить весь сайт RBR и не найдёте ни единого рекламного фото Гельмута Марко.

Марко, в своей точной манере, рассказывает мне, что у него две формальные роли: он является одним из четырёх директоров Red Bull Racing (остальные – Дитрих Матешиц, Дэни Бахар и Кристиан Хорнер) и советником команды. Мы ни в коем случае не хотим обидеть добродушного и талантливого Кристиана Хорнера, назначенного в январе 2005 спортивным директором RBR, но когда Дитриху Матешицу нужно обсудить что-то по душам с каким-нибудь ровесником-австрийцем, он без колебаний звонит Гельмуту Марко.

Пока субботним вечером в Бензиновой аллее Индианаполиса разгорался скандал с шинами Michelin, я случайно оказался рядом с Марко и брал у него интервью. В этот момент зазвонил его мобильный телефон. Поговорив на немецком, Марко извинился за задержку, объясняя, что он был вынужден ответить на звонок, потому что звонил босс, господин Матешиц. А позже, когда в Бензиновой аллее Берни Эклстоун проводил встречу с командами McLaren, Minardi and RBR, McLaren представлял Мартин Уитмарш, Minardi – Пол Стоддарт, а RBR – Кристиан Хорнер и Гельмут Марко.

Если поразмыслить, то RBR на всех своих уровнях словно распадается по возрасту: взрослые и дети. Взрослый уровень в стратегии представляют Матешиц и Марко, а взрослый уровень у гонщиков – 34-летний Дэвид Култхард, который старше директора Кристиана Хорнера.

А молодёжь представлена 24-летним модником Тонио Льюцци в кепке с козырьком набок и с очаровательной сияющей улыбкой и юным 22-летним мускулистым Кристианом Клиеном, бывшим работником металлургического завода. Скотт Спид описывает жизнь многих молодых гонщиков с Гельмутом Марко: «Гельмут, не знаю насчёт его советов, но он чётко указывает нам, когда мы валяем дурака».

По мере превращения RBR в Red Bull Ferrari и Red Bull Minardi возрастут связанные с этой командой ожидания обитателей паддока и прессы, которые в этом сезоне явно поумерила свои нападки под влиянием галлонов бесплатного напитка Red Bull и бутербродов в Red Bull Energy Store. В сезоне-2006 у Red Bull появится возможность показать, что они настоящая команда Фомулы-1, а не просто пример блестящего брендинга, хотя с «Гарцующим жеребцом» и «Красным быком» они являют собой именно этот пример.

Сработает ли? Red Bull Racing намерен остаться, к радости Формулы 1, поскольку за свою короткую историю Red Bull Racing доказала, что у него есть всё, чего не было у Jaguar Racing: увлекательное и интересное зрелище и неплохие успехи на трассе. Red Bull нас окрыляет, а с Red Bull Ferrari, надеемся, мы будем побеждать.


Томас О'Киф
Перевод: Анна Гречаник
Источник: Autosport-Atlas
 

 
 
 
 
 
 
качественный хостинг